Меню Рубрики

Полезные ископаемые как объект права собственности

480 руб. | 150 грн. | 7,5 долл. ‘, MOUSEOFF, FGCOLOR, ‘#FFFFCC’,BGCOLOR, ‘#393939’);» onMouseOut=»return nd();»> Диссертация — 480 руб., доставка 10 минут , круглосуточно, без выходных и праздников

Автореферат — бесплатно , доставка 10 минут , круглосуточно, без выходных и праздников

Ходырев Павел Михайлович. Право собственности на полезные ископаемые : диссертация . кандидата юридических наук : 12.00.03 / Ходырев Павел Михайлович; [Место защиты: Ин-т законодательства и сравнит. правоведения при Правительстве РФ]. — Ижевск, 2008. — 199 с. : ил. РГБ ОД, 61:08-12/223

Глава 1. Полезные ископаемые как объект права собственности 17

1. Понятие и соотношение недр и полезных ископаемых 17

2. Классификация полезных ископаемых 32

Глава 2. Общая характеристика оснований возникновения права собственности на полезные ископаемые при их добыче 45

1. Добыча полезных ископаемых в механизме возникновения права собственности 45

2. Договор в механизме возникновения права собственности на полезные ископаемые 65

Глава 3. Право собственности на полезные ископаемые, добытые по различным основаниям 93

1. Право собственности на полезные ископаемые, добытые на основании лицензии 93

2. Право собственности на общераспространенные полезные ископаемые, добытые собственником земельного участка 123

3. Право собственности на полезные ископаемые, добытые на основании соглашения о разделе продукции 143

Актуальность и степень разработанности темы исследования

Содержащиеся в недрах полезные ископаемые, имеют колоссальное промышленное значение и являются решающим фактором развития и функционирования экономики многих стран мира. Целый ряд государств развивается за счет добычи и продажи полезных ископаемых, в бюджете иных государств значительную долю занимают доходы от продажи нефти, газа и других полезных ископаемых. Относится к их числу и Россия, экономическое положение которой в немалой степени зависит от мировых цен на нефть, а также от стабильности спроса на природный газ. 50 % всей экспортной выручки Россия получает за счет недропользования и порядка 40% ВВП обеспечивается минерально-сырьевым комплексом России.

Российская минерально-сырьевая база уникальна по размерам (первые
места в мире по многим полезным ископаемым) и по комплектности (здесь
находятся запасы все элементов таблицы Менделеева). В то же время
отечественная добывающая промышленность недостаточно 1 Царапкина Ю.Е. Земля и право собственности на природные ресурсы. Обзор научно-практической конференции. // Журнал российского права. 2006. № 6* (при написании настоящей работы источники, помеченные знаком «*», использованы в том виде, в котором они содержатся в справочной правовой системе «КонсультантПлюс». В связи с этим в ссылках на такие источники номера страниц не приводятся).

минерального сырья, ослаблением государственного контроля за рациональным использованием ресурсов недр, несовершенством законодательства о недрах. По замечанию академика Д.С. Львова, повышение эффективности использования природно-ресурсного потенциала России является одной из основных ставок в «острейшей- борьбе за выживание».

Добыча полезных ископаемых является, бесспорно, одним из самых важных для человечества видом использования недр. G экономической точки зрения, добыча полезных ископаемых — это процесс приложения труда к «данным природой предметам труда», которые человеку необходимо «вырвать из их непосредственной связи с землей». Объективным результатом этого процесса выступают добытые полезные ископаемые, которые с момента извлечения их из недр- представляют собой самостоятельные вещи. В> связи с этим возникает вопрос о субъекте права собственности на такие вещи. С начала девяностых годов прошлого века к разработке ресурсов недр стали допускаться коммерческие организации. Учитывая, что* Закон РФ от 21 февраля 1992 г. № 2395-1 «О недрах» 3 не-отказался от права исключительной государственной собственности на недра, особую актуальность должен был приобрести вопрос о праве собственности на добываемые полезные ископаемые: кто, в какой момент и на каком основании становится собственником полезных ископаемых, добытых из недр? Однако этот один из ключевых экономических вопросов всей системы недропользования оказался забытым и законодателем и наукой. Лишь недропользовательская практика исходит из констатации «бесспорного» факта — права собственности недропользователя на добытые

1 Львов Д.С. Контуры будущей России. Из доклада на секции экономики Российской академии наук //
Завтра. 2006. № 47. С. 3.

2 См.: Маркс К. Капитал. Критика политической экономии. // Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. 2-е изд. Т.
23. М., 1960. С. 189.

3 Закон Российской Федерации от 21 февраля 1992 г. № 2395-1 «О недрах». Первоначальный текст закона
опубликован в Российской газете от 5 мая 1992 г. В диссертации использованы тексты нормативных актов
со всеми последними изменениями и дополнениями, содержащиеся в справочной правовой системе
«КонсультантПлюс».

им полезные ископаемые. При этом поиск правовых оснований (способов) приобретения права собственности на полезные ископаемые отходит на второй план, уступая место анализу договорных форм недропользования, известных иностранным государствам и, возможно, пригодных для России. В условиях возрастающей экономической значимости ресурсов недр и усиления регулирующей роли государства на рынке энергоресурсов такая-ситуация должна быть изменена. Задача исследования механизма приобретения права собственности на полезные ископаемые и совершенствования соответствующего правового регулирования приобретает геополитическое, значение, ибо из всего количества добытого в России сырья за рубеж вывозятся 57% нефти и нефтепродуктов, 40% газа, 90% меди, 97% никеля, 99% алюминия. 1 На основе достижений юридической науки, в том числе цивилистической, законодательство о недрах должно закрепить стройную, непротиворечивую систему юридических фактов, являющихся основаниями возникновения отношений недропользования и права собственности на добываемые полезные ископаемые. Каждое из этих оснований должно получить полное, беспробельное регулирование; учитывающее специфику отношений недропользования в целом и добычи полезных ископаемых в частности.

В отечественной науке отсутствуют цельные, исчерпывающие научные исследования, специально посвященные праву собственности на полезные ископаемые, в том числе основаниям (способам) приобретения права собственности на полезные ископаемые при их добыче из недр земли. Единственной научной работой, в немалой части посвященной научному осмыслению механизма приобретения права собственности на полезные ископаемые при их добыче, вплоть до последнего времени оставалась статья, изданная в 1924 г. Б.Б. Черепахиным. 2 В диссертации на соискание ученой

1 См.: Щедрин В. Рынок за все ответит? // Правда. 2006. 27-30 октября.

2 Черепахин Б.Б. Первоначальные способы приобретения собственности по действующему праву. // Ученые
записки Государственного Саратовского университета им. Н.Г. Чернышевского. Т. II. Вып. 4. Саратов. 1924.
С. 3-31.

степени кандидата юридических наук, защищенной Р.Н. Миргазизовой в 1997 г. в Екатеринбурге («Правовое регулирование отношений собственности в сфере поиска, разведки, добычи минерального сырья в Российской Федерации (на примере нефти и газа)»), а также в изданных этим же автором в 2000 г. и 2001 г. работах основное внимание уделено праву собственности на недра и ресурсы недр, то есть полезным ископаемым в состоянии естественного залегания.

В. дореволюционной цивилистике вопросы права собственности на полезные ископаемые рассматривались в ходе дискуссии о гражданско-правовой модели отношений, направленных на добычу полезных ископаемых. В частности, активно обсуждался вопрос о необходимости признания недр самостоятельным объектом права, о природе права на добычу полезных ископаемых, о пригодности договора аренды для-регулирования отношений недропользования, о возможности признания полезных ископаемых плодами недр (М.Я. Пергамент, П.М. Саладилов, В.Г. Струкгов, В.А. Удинцев; А.А. Штоф, А.Е. Яновский и др.).

В советской юридической литературе большое внимание уделялось» праву собственности на недра, в связи с чем обсуждалось понятие недр, его геологическая и юридическая характеристики, разграничение недропользования и землепользования (Г.С. Башмаков, Л.А. Заславская, А.В. Карасе, М.Е. Коган, Н.Б. Мухитдинов, Л.Г. Навроцкая, Н.А. Сыродоев и др.). Собственно полезные ископаемые и право собственности на них не становились объектом обстоятельного научного анализа.

В последние годы защищены несколько диссертаций, в которых исследовались договорные отношения в,экологическом и природоресурсовом праве (В.М. Баранов, М.А. Геталова, Л.А. Миронова, А.Ф. Суров, Д.В. Хаустов), в том числе, договорные формы недропользования (Я.О. Золоева, В.Н. Кокин, СВ. Колдаев, К.И. Налетов, А.В. Прокаев, К.К. Сунгуров, О.М. Теплов, И.Ю. Юшкарев). Появились и монографические исследования,

посвященные концессионным и иным договорным формам недропользования (Б.Д. Клюкин, С.А. Сосна). В них отчасти затрагивались те или иные аспекты динамики отношений собственности на полезные ископаемые в контексте содержания договоров, заключаемых государством с недропользователями. Но в основном, соответствующий материал излагается довольно схематично и фрагментарно, часто с преобладанием ссылок на зарубежный опыт.

Отдельные вопросы, связанные с возникновением права собственности на добытые полезные ископаемые у государства и недропользователя, рассматриваются в работах, посвященных соглашениям о разделе продукции (В.В. Крюков, Н.Л. Платонова, С.А. Сосна, А.Ф. Шарифуллина и др.).

Ряд проблем правового регулирования вещных отношений в сфере добычи полезных ископаемых обсуждался в трудах ученых, профессионально занимающихся изучением тех или иных институтов природоресурсного, в том числе горного законодательства (Н.В. Данилова* (право государственной собственности на недра), М.В. Дудиков (прекращение права пользования недрами), М.Б. Егорова (право^ государственной собственности на природные ресурсы), М.И. Клеандров (нефтегазовое законодательство), М.М. Махлина (различные вопросы правового регулирования недропользования), Е.В. Новикова (природоресурсное право и частное право) и др.

В многочисленных диссертациях, исследующих общегражданские проблемы приобретения (возникновения) права собственности, авторам, как правило, не удается* уделить внимание специфике оснований (способов) приобретения, права собственности на полезные ископаемые. Исключение составляют диссертации А.В. Лисаченко («Приобретение права собственности», Екатеринбург, 2002) и Ю.В. Шибаевой («Приобретение права собственности по договору», Самара, 2003). Но и в них авторам не удалось полностью раскрыть механизм возникновения права собственности

на полезные ископаемые при их добыче из недр, выявить и систематизировать все возможные основания возникновения права собственности на полезные ископаемые.

Таким образом, актуальность й недостаточная научная разработанность темы- убеждают нас в необходимости провести научное исследование права собственности на полезные ископаемые и, прежде всего; механизма приобретения права собственности на полезные ископаемые при их добыче из недр с учетом достижений науки гражданского и природоресурсного права, исторического и зарубежного опыта, действующего законодательства. > Цель диссертационной работы состоит в комплексном исследовании норм гражданского, природоресурсного и финансового отраслей права, посвященных праву собственности на полезные ископаемые (объект, субъекты, отдельные аспекты содержания, основания приобретения права собственности на полезные ископаемые при их добыче). За рамками диссертационной работы остались производные способы приобретения права собственности на полезные ископаемые, являющиеся в тоже время способами распоряжения ими (например, договор купли-продажи минерального сырья), каждый из которых может составить предмет отдельного научного исследования. По этой же причине остались без внимания вопросы прекращения права собственности на полезные ископаемые (например, вследствие их потребления). Не рассматривалась в диссертации проблематика права собственности на полезные ископаемые, добытые из недр дна Мирового океана и небесных тел, ввиду незначительной практической актуальности и специфичности правового регулирования.

Представленная в работе цель, определила следующие задачи диссертационного исследования:

проведение научного анализа понятия и объекта права государственной собственности на недра и права собственности на полезные ископаемые;

— выявление специфики правового режима полезных ископаемых как
составной части недр и как самостоятельных объектов вещных
правоотношений;

изучение истории правового регулирования отношений недропользования и приобретения права собственности на полезные ископаемые с целью выявления тенденций применения правовых норм к исследуемым отношениям;

— систематизация и описание оснований приобретения права
собственности на полезные ископаемые при их добыче из недр земли;

— анализ существующего механизма возникновения права на добычу
полезных ископаемых, описание фактического состава, являющегося
основанием возникновения права на добычу полезных ископаемых;

— выработка доктринальных предложений для- законодательной и
правоприменительной деятельности.

Объектом исследования выступают отношения собственности на недраи полезные ископаемые, а также договорные отношения, возникающие между государством и субъектом добычи полезных ископаемых. .

Предмет исследования составляют:

— нормы действующего и ранее действовавшего российского и
зарубежного гражданского законодательства и природоресурсного
законодательства;

проекты законов и иных нормативных актов;

доктринальные положения о праве собственности на недра и другие природные ресурсы, основаниях приобретения права собственности, основаниях возникновения права на добычу полезных ископаемых;

— судебная и договорная практика, связанная с толкованием и
применением норм, регулирующих отношения недропользования.

Методологическая основа исследования. Методологическую основу настоящего диссертационного исследования составляют такие принятые в

современной науке принципы анализа социальной реальности, как
системность, комплексность, объективность при ведущей роли диалектико-
материалистической методологии; позволяющей исследовать

рассматриваемые проблемы в динамике их развития и взаимодействия; В работе использованы специально-юридические методы исследования: формально-логический, технико-юридический, лингвистический, правовое. моделирование. Применены также историко-правовои и компаративистский методы- исследования: материал современного российского права сопоставляется, с одной: стороны, со сведениями; историческими, с другой — с положениями иностранных источников.

Эмпирической основой исследования является законодательство Российской Федерации, СССР, дореволюционной России^, зарубежное, законодательство; судебная* практика; а также современная практика недропользования: В частности, использованы тексты действующих лицензионных соглашений^ соглашений о разделе, продукции.

Теоретическую базу исследования» составили работы по общей теории права и государства и гражданскому праву. В/ силу специфики; объекта исследования в работе использованы также научные труды по финансовому, экологическому, земельному и природоресурсному праву, а также работы ученых-геологов и экономистов. Содержащиеся в работе выводы и положения опираются на теоретический фундамент, созданный трудами отечественных ученых — Г.С. Башмакова, С.А. Боголюбова, М.И. Брагинского, Е.В. Васьковского, Н.Н; Вознесенской, ЮС. Гамбарова, Д;В; Дождева, Н:Г. Дорониной, И;А., Дроздова, Ю.Г. Жарикова, Л:А. Заславской^ О.С. Иоффе, Б.Д..Клюкина, В.Н; Кокина, О.И: Крассова, E.F. Краюшкиной; В»:А. Лапача, Б.А. Лисковца, IVLF. Масевич, Д.И; Мейера, Н:Б; Мухитдинова, М.Е. Певзнера, А.И-; Перчика, М.Яі Пергамента,. Л.И. Петражицкого, Н;Л. Платоновой, К.П. Победоносцева, Р.Н1 Салиевой, В.И. Синайского, К.И. Скловского, С.А. Степанова, Е.А. Суханова, Н.А. Сыродоева, С.А. Сосны,

В.А. Тархова, O.M. Теплова, В.А. Удинцева, Г.Ф. Шершеневича, Д.В. Шорникова, АА. Штофа, Л.В. Щенниковой, Б.Б. Черепахина, В.Н. Яковлева и др.

Этапы- исследования; Диссертационное исследование проводилось в два этапа с 2001 по 2006 годы. На первом этапе (2001-2003 гг.) изучалось состояние проблемы и ее отражение в отечественной и зарубежной, научной литературе, определялись исходные, позиции, основные направления, понятийный аппарат и методологические основы исследования. На втором этапе (2004-2006 гг.) проводился, анализ правоприменительной практики, проходила апробация теоретических выводов, осуществлялись систематизация и обобщение материалов исследования, их теоретическое обоснование, формулирование выводов.

Научная новизна диссертационного- исследования. Настоящая работа представляет собой первое монографическое исследование,*, выполненное на базе действующего гражданского законодательства и законодательства о недрах с учетом проектов изменений- законодательства; направленное на комплексное изучение права собственности на недра и полезные ископаемые, оснований приобретения права собственности на полезные ископаемые при их добыче, договорных отношений, возникающих между государством и субъектом добычи полезных ископаемых.

Научные положения, полученные в результате диссертационного исследования и выносимые автором на защиту, состоят в следующем:

1. Доказано, что полезные ископаемые, будучи составной частью недр, не могут выступать самостоятельными объектами гражданских прав. Так, нельзя установить на полезные ископаемые in situ право собственности лица, не являющегося собственником недр. Только добытые (извлеченные) из недр полезные ископаемые (ex situ) являются вещами и, следовательно, способны выступать объектом вещных правоотношений, прежде всего,

правоотношений собственности, не сводимых к отношениям, существующим по поводу недр как таковых.

2. Обоснован вывод о том, что диспозитивный правовой режим,
установленный для плодов, продукции и доходов (ст. 136 и абз. 2 п. 1 ст. 218
Гражданского кодекса РФ), не может и не должен использоваться* для
решения вопроса об основании возникновения права собственности на
полезные ископаемые при их добыче. Вопрос о собственнике добытых
полезных ископаемых является ключевым для регулирования отношений
недропользования: ответ на него предопределяет большинство особенностей
правоотношений, складывающихся между государством и
недропользователем. Стало быть, нормы, устанавливающие режим тех или
иных оснований возникновения права пользования недрами, должны
обязательно разрешать вопрос о субъекте права собственности на полезные
ископаемые как «поступления, полученные в результате использования»
участка недр.

Читайте также:  Полезные рекомендации хорошему собеседнику

3. Предложено включить в новый закон о недрах определение добычи
полезных ископаемых: «добыча полезных ископаемых — это. комплекс
действий лица (недропользователя), направленных на отделение от недр
полезных ископаемых в чистом виде или совместно с иными веществами
(попутными и сопутствующими компонентами), в результате которых
отделенные от недр полезные ископаемые и иные вещества поступают во
владение недропользователя». Законодательство должно четко определять
момент, который позволяет считать конкретное полезное ископаемое
добытым. Поскольку добыча полезных ископаемых является юридическим
фактом, такой момент может быть использован для определения момента
возникновения права собственности на добытые полезные ископаемые.

4. Установлено, что в условиях современного российского
законодательства о недрах разграничение первоначальных и производных
оснований приобретения права собственности утратило свое прикладное

значение применительно к приобретению права собственности на добытые полезные ископаемые. Это связано с тем, что добытые полезные ископаемые и участок недр являются различными объектами права собственности, вследствие чего право пользования конкретным участком недр не может обременять добытые из недр полезные ископаемые. В-тоже время недра не могут обременяться какими-либо иными правами, обладающими признаком следования и способными вследствие этого сохраниться в отношении добытых полезных ископаемых.

5. Показано, что традиционное отношение к недропользователю как к собственнику добытых им полезных ископаемых нуждается в существенной корректировке. Добыча полезных ископаемых — это всего лишь один из юридических фактов в фактическом составе, являющемся основанием возникновения права собственности на полезные ископаемые. Другим юридическим фактом следует признать договор между государством и субъектом добычи. Поэтому ответ на вопрос о праве собственности на добытые полезные ископаемые зависит от гражданско-правовой квалификации такого договора. Действующий закон- не предопределяет вид. договора, который связывает государство и недропользователя в ходе добычи полезных ископаемых. Следовательно, государство и недропользователь могут заключить и такой договор, который предусматривает возникновение права собственности на полезные ископаемые у государства, например, подрядный договор.

Такой же подход должен быть реализован в новом законодательстве о недрах, где не следует закреплять в качестве общего правила возникновение у недропользователя права собственности на добытые им полезные ископаемые. Решение вопроса о собственнике ископаемых должно зависеть от вида договора,. который является основанием возникновения права на добычу полезных ископаемых, в том числе от применяемой системы расчетов между сторонами. Закрепив в законе исчерпывающий перечень

оснований возникновения права собственности на полезные ископаемые у недропользователя, следовало бы также установить общее правило о том, что во всех остальных случаях физического отделения полезных ископаемых от недр (необязательно вследствие их добычи) право собственности на полезные ископаемые возникает у государства.

6. Обоснована нецелесообразность использования конструкций
договора аренды и отчуждательного договора (например, купли-продажи
полезных ископаемых) для регулирования отношений между государством и
недропользователем. Доказана юридическая возможность и
целесообразность применения договора подряда для урегулирования
отношений, направленных на выполнение работ по добыче полезных
ископаемых. Элементы договора подряда обнаруживаются в соглашении о
разделе продукции, которое закрепляет обязанность инвестора выполнить пси
заданию государства работы, направленные на добычу полезных
ископаемых. Кроме того, соглашение о разделе продукции включает элемент
отчуждательного договора, поскольку часть полезных ископаемых,
выступающая в качестве вознаграждения за выполненные работы, передается*
инвестору в собственность. Доказано, что собственником добытых по
соглашению о разделе продукции полезных ископаемых до так называемой
«точки раздела» является государство.

7. Обоснован вывод о нецелесообразности действующего механизма
возмещения убытков (исходя из ставки налога на добычу полезных
ископаемых) государства при незаконной добыче полезных ископаемых,
который исходит из того, что собственником незаконно добытого
минерального сырья является лицо, осуществившее добычу этого- сырья.
Законодательство не предусматривает возможность приобретения субъектом
добычи права собственности на добытое с нарушением закона минеральное
сырье. При незаконной добыче собственником добытых полезных
ископаемых является собственник участка недр, составной частью которого

до их извлечения были ископаемые. Государство должно применять общегражданские способы защиты своих имущественных интересов, в частности, виндикационный и кондикционные иски

8. Обосновано- общее положение о том, что добыча общераспространенных полезных ископаемых собственником или иным титульным владельцем земельного участка является одним, из оснований возникновения у такого лица права собственности на добытые полезные ископаемые. Праве на добычу общераспространенных полезных ископаемых является ограниченным вещным правом собственника или иного титульного владельца земельного участка. Предложено решение отдельных проблем толкования и применения федерального законодательства и законодательства Удмуртской Республики, обосновывается необходимость уточнения правового режима добычи общераспространенных полезных собственниками и иными титульными владельцами земельных участков.

Теоретическая значимость диссертационного исследования состоит в том; что содержащиеся в нем выводы и положения вносят определенный вклад в теоретическое учение о праве государственной собственности на^ недра и полезные ископаемые, приобретении права собственности, юридических фактах в гражданском праве, в том числе о договоре как основании возникновения прав и обязанностей.

Практическое значение диссертационного исследования состоит в том, что содержащиеся в нем выводы и положения могут быть использованы:

— в законотворческой деятельности с целью устранения выявленных
пробелов, недостатков и коллизий в законодательстве;

— в последующих научных исследованиях гражданско-правового
регулирования отношений собственности на полезные ископаемые,
приобретения права собственности на полезные ископаемые, его отдельных
оснований;

в практической деятельности компетентных государственных органов и субъектов добычи полезных ископаемых;

при разработке учебно-методических материалов, проведении лекций и практических занятий по природоресурсному праву и гражданскому праву.

Апробация результатов исследования. Диссертационная работа выполнена и обсуждена на кафедре гражданского права Удмуртского государственного университета. Основные теоретические выводы и положения нашли отражение в опубликованных работах. Результаты исследования обсуждались на межвузовских, общероссийских и международных конференциях, применялись в учебном процессе в преподавании дисциплин «Гражданское право» и «Горное право».

Структура диссертации определяется целями и задачами исследования и состоит из введения, трех глав, включающих семь параграфов, заключения и списка использованной литературы.

В научной литературе достаточно распространенным является суждение о том, что право государственной собственности на землю, недра и другие природные ресурсы было установлено буквально-в первые дни после Октябрьской революции 1917 г. в результате национализации.1 Немаловажную особенность первого этапа развития правового регулирования отношений собственности на природные объекты отметила Н.В. Данилова, которая обозначила этот период как этап «отрицания собственности». Действительно, первые декреты Советской власти не-столько провозглашали право государственной собственности на природные объекты, сколько отменяли на них право частной собственности. Значительную роль здесь сыграла разработанная Н.Д. Кондратьевым и А.В. Чаяновым и поддерживаемая левыми эсерами теория социализации земли.3 Именно эта теория и была воплощена в первых декретах Советской власти. Так, Крестьянский наказ о земле (являющийся неотъемлемой частью Декрета о земле, принятого 26 октября 1917 г.,)4 провозгласил: «Все недра земли, руда, нефть, уголь, соль и т.д., а также леса и воды, имеющие общегосударственное значение, переходят в исключительное пользование государства». Декларация прав трудящегося и эксплуатируемого народа, принятая III Всероссийским съездом Советов 13 января 1918 г., объявила все недра «национальным достоянием».

Первое указание об исключительной государственной собственности на недра мы находим только в Гражданском кодексе РСФСР от 11 ноября 1922 г., в котором было предусмотрено, что недра могут быть исключительно собственностью государства (ст. 53), а затем в «Положени недрах земли и разработке их» от 7 июля 1923 г., в котором было установлено, что месторождения ископаемых, заключающихся в недрах земли в пределах РСФСР, составляют достояние РСФСР (ст. 1). Последующие акты горного законодательства (Горное положение СССР от 9 сентября 1927 г.4 и принятый в соответствии с ним Горный закон РСФСР от 15 октября 1928 г.5) также прямо объявляли, что недра земли составляют собственность государства.

В Конституции России 1993 г.6 отсутствует норма, которая бы однозначно объявляла недра объектом права исключительной государственной собственности. Пункт 2 ст. 9 Конституции РФ устанавливает, что природные ресурсы могут находиться вг частной, государственной, муниципальной и иных формах собственности. По мнению А.В. Прокаева, из содержания данной нормы можно сделать два вывода: либо законодатель предусмотрел будущую возможность свободного оборота участков недр, либо в данном случае имеются в виду лишь извлеченные полезные ископаемые.7 В литературе по горному праву, действительно, четко разграничивают недра как компонент природной среды и природные ресурсы, именуемые также ресурсами недр (георесурсами). Например, М.Е. Певзнер предлагает следующее определение ресурсов недр: «твердые, жидкие и газообразные полезные ископаемые, энергетические ресурсы и полости естественного и техногенного происхождения в массиве горных пород».1 В немалой степени такой подход основывается на легальном определении объекта права государственной собственности (ч. 1 ст. 1.2 Закона РФ «О недрах»), которое упоминает «содержащиеся в недрах полезные ископаемые, энергетические и иные ресурсы». Ресурсы — это «запасы, источники чего-нибудь»,2 «денежные средства, ценности, запасы, возможности, источники средств, доходов».3 Как видно, слово «ресурс» характеризует утилитарное значение объекта, который должен представлять конкретную прикладную ценность, полезность для человека (общества). Поэтому вряд ли природным ресурсом следует считать все недра как подземное пространство, вмещающее, в том числе, полезные ископаемые. Подземное пространство является лишь территориальным фактором, определяющим место нахождения ресурсов недр.

Но если мы и признаем природными ресурсами полезные ископаемые, то только если последние не оторваны от экосистемы и находятся в состоянии непосредственного взаимодействия с ней, то есть являются частью недр (как компонента природной среды) и участка недр (как природного объекта). Добытое (изъятое) содержимое недр уже не может рассматриваться как природный ресурс в силу утраты экологической взаимосвязи с природой, физической оторванности от природной среды.

Вряд ли требует особого обоснования, необходимость в установлении собственника имущества, а также; в выяснении; произошло, ли- приобретение права собственности конкретным лицом. Прежде Bceroj.четкое однозначное определение собственника, а также, оснований и; момента возникновения; права собственности- обеспечивает ясность правового положения; субъектов и, следовательно; стабильность гражданского оборота. Более того, поскольку титул собственника учитывается; в отношениях,, регулируемых нормами? других отраслей права; вопрос о возникновении права; собственности; приобретает межотраслевое значение. Признание собственником дает все те блага;, которые связаны с обладанием; правом собственности: юридически обеспеченную возможность владеть, пользоваться и-распоряжаться вещью. На собственника возлагаются бремя содержания имущества; (ст. 210 FK РФ)І а; также риск случайного повреждения и случайной гибели имущества (ст. 211 FK РФ). Точное определение момента, приобретения: права собственности гарантирует надлежащую защиту интересов кредиторов; а также фискальные интересы государства, так как . позволяет определить пообъектный; состав; имущественной массы,субъекта права.

Имеются и более; частные основания» для- установления права собственности. Например, по общему правилу именно собственник имеет право предоставить вещь в,залог (п. 2 ст. 335 ГК РФ). Именно собственник чаще всего выступает носителем страхового интереса (пп. 1, 2 ст. 930 ПС РФ). Право собственности как вещное право предоставляет управомоченному лицу специфические средства защиты своих интересов, связанных с реализацией правомочий владения, пользованиями распоряжения имуществом (ст. 310-304 ГК РФ).

Общепризнанно, что основаниями возникновения (приобретения) права собственности являются юридические факты или юридические составы, в соответствии с законом влекущие возникновение права собственности на определенное имущество у конкретных лиц. Попытки выявить различное смысловое значение слов «основание» и «способ» приобретения права, собственности связаны с известной еще с XVIII века теорией «titulus et modus adquirendi».2 Согласно этой теории для приобретения- вещных прав помимо правомерного- основания (titulus), например, договора, необходим еще один юридический факт — способ приобретения (modus), например, передача вещи (traditio).3 Вероятно, с учетом этой теории дореволюционные цивилисты, признавали необходимым разграничивать основание и способ приобретения права собственности. При этом основанием возникновения права собственности назывался юридический факт, порождающий относительное правоотношение, в рамках которого происходит возникновение права собственности (например, договор купли-продажи является основанием возникновения права собственности покупателя на товар), а способом — то действие, которое непосредственно порождает право собственности (например, traditio).1 Г.Ф. Шершеневич, как и другие русские цивилисты, критиковал нормы русского гражданского законодательства, в силу которых договор указывался как способ приобретения собственности, замечая, что договор купли-продажи сам по себе собственности еще не создает, а является только основанием.2

В настоящее время «основания» приобретения права собственности -это легальное понятие (ст. 218 ПС РФ), в то время как «способы» приобретения права собственности — понятие доктринальное, и ни его содержание, ни его объем в законе не раскрываются. Поэтому, как представляется, для определения понятия «способы приобретения права собственности» необходимо использовать общеупотребительное значение слова «способ» с учетом направленности на правовой результат, то есть на. приобретение права собственности. В русском языке под способом понимают действие или систему действий, применяемых при исполнении какой-либо работы, при осуществлении чего-нибудь. Исходя из этого, способами приобретения права собственности следует считать юридические действия граждан и организаций, направленные на приобретение права собственности лица, в том числе действия, непосредственно порождающие право собственности. Таким образом, способы в юридическом смысле — это юридические акты, прежде всего, сделки, тогда как основания — это любые юридические факты (в том числе события, поступки).

Как свидетельствует недропользовательская практика, отношения между собственником недр и недропользователем направлены, как правило, на то, чтобы последний получил возможность не только использовать добытые им ископаемые (например, для собственных нужд), но и отчуждать их с выгодой для себя. В мировой практике наиболее адекватной правовой формой наделения недропользователя-концессионера упомянутыми правомочиями является право собственности. При этом моментом возникновения права собственности на извлекаемые из недр полезные ископаемые, часто определяемым в концессионном соглашении, обычно считается момент их отделения от недр, что в случае нефтедобычи означает момент прохождения нефти через устье скважины.1

В советском законодательстве отсутствовали нормы, посвященные субъектам приобретения права собственности на добытые полезные ископаемые. Это и понятно, поскольку основную часть недропользователей составляли государственные предприятия. Тем не менее в литературе признавалось, что в тех случаях, когда субъекты добычи не были государственными предприятиями, результаты горнодобывающего производства поступают в собственность недропользователей («так, например, промартель торфяников становится собственником добытого торфа»1).

Анализируя современное российское законодательство, многие авторы приходят к выводу, что именно недропользователь, осуществивший добычу полезных ископаемых, приобретает право собственности на полезные ископаемые. Российская недропользовательская практика также свидетельствует, что в настоящее время лицензионный механизм используется, как правило, в целях наделения недропользователя правом собственности на добываемые им полезные ископаемые.3 В этом смысле интересно дело по иску ООО «Северное сияние» к Администрации Ненецкого автономного округа о возмещении упущенной выгоды в размере 1 088 156 600 рублей. В марте 2001 г. в г. Нарьян-Мар прошел конкурс на право геологического изучения и добычи углеводородного сырья на Мусюршорском месторождении. Победителем было признано ООО «Северное сияние». Однако глава администрации Ненецкого автономного округа отказался утвердить итоги конкурса. Постановление об утверждении итогов конкурса было подписано главой администрации НАО только 17 апреля 2002 г. в соответствии с решением суда. Сумма упущенной выгоды была рассчитана истцом исходя из цены нефти, которая могла быть добыта и реализована в период незаконного уклонения государства от выдачи лицензии, то есть недропользователь, очевидно, считал, что вся добытая им нефть должна была поступить в его собственность. Суд не поставил под сомнение такую позицию истца, однако отказал в удовлетворении иска, указав, что выгода, которую ООО «Северное сияние» просило взыскать, им не упущена, поскольку общество не лишено возможности осуществлять добычу нефти в тех объемах, которые ему будут разрешены, и получить выгоду от ее реализации.1

Читайте также:  Энциклопедия полезных советов 1 канал

На существование «презумпции» права частной собственности недропользователя на полезные ископаемые указывает и то обстоятельство, что недропользователь (обладатель лицензии) по общему правилу признается и плательщиком налога на добычу полезных ископаемых и разовых платежей за пользование недрами (ст. 40 Закона РФ «О недрах»). Очевидно, что указанные платежи имеют экономический смысл только в том случае, когда недропользователь предполагается собственником добытых им полезных ископаемых.2

источник

В соответствии с Конституцией и Законом «О недрах и недропользовании», «О нефти» полезные ископаемые, минеральное сырье, нефть и газ находятся в собственности государства.

Недропользователю все виды полезных ископаемых принадлежат на праве пользования, но, в отношений добытых или извлеченных в поверхность – право собственности на них переходят недропользователю и он вправе совершать любые гражданско-правовые сделки, не запрещающие гражданам и экологическим законодательством.

ü организация и управление государственным фондом недр как объектом государственной собственности;

ü устанавливает правила пользования недрами и их охрана;

ü определяет участки недр, предназначенные для удовлетворения государственных надобностей, стратегических и дефицитных видов минерального сырья;

ü устанавливает ограничение на пользование недрами в целях обеспечения национальной безопасности, сохранности окружающей среды и безопасности населения;

ü производит консервацию участков недр для сохранения запасов минерального сырья в интересах будущих поколений;

ü заключает контракты с иностранными инвесторами и передает участки недр в так называемые горные отводы для разведки и добычи полезных ископаемых;

ü осуществляет контроль за соблюдением условий контракта между государством и недропользователем.

Недра – это часть земной коры, расположенный ниже почвенного слоя, а при его отсутствии ниже земной поверхности и дна водоемов, простирающейся до тех глубин, которые доступны для проведения операции по недропользованию.

Функций компетентного органа:

Комитет геологии и охраны недр:

Ø подготовка и организация инвестиционных программ для предоставления права недропользовании, на проведение разведки, добычи;

Ø ведение переговоров с недропользователем об условиях контракта и подготовка совместных с недропользователем проектов контракта;

Ø осуществление и проведение мониторинг, экологического контроля за соблюдением условий выполнения контрактов;

Ø проведение государственной экологической экспертизы предпроектной и проектной документации пред заключением контракта.

Виды права недпропользования:

1.право недропользования предоставляется для ведения следующих опреции:

а) государственное геологическое изучение недр;

б) разведка полезных ископаемых;

г) строительство эксплуатация подземных сооружений, на связанных с недропользованием.

Классификация права недропользования: а) постоянное и временное

б) отчуждаемый и неотчуждаемый

в) возмездный и безвозмездный

На праве постоянного и безвозмездного недропользования осуществляется добыча ОРПИ для собственных нужд на земельных участках, которые принадлежат недропользователю на праве частной собственности или постоянного землепользования.

Субъектами права недропользования могут быть казахстанские, иностранные физические и юридические лица, а также лица без гражданства.

Национальный недропользователь – граждане РК или юридические лица РК.

Иностранный недропользователь – иностранные граждане, иностранные юридические лица и международные организаций.

Постоянный недропользователь – это лицо, право недропользования которого носит бессрочный характер.

Право недропользования возникает следующими путями:

§ путем предоставления права недропользования;

§ путем передачи права недропользования;

§ путем перехода права недропользования в порядке универсального правопреемства;

§ на основе заключенного контракта.

Охрана недр и окружающей среды включают в систему правовых, организационных, экономических и технологических мероприятий, направленных на:

1.охрану жизни и здоровья населения РК;

2.рациональное и комплексное использование полезных ископаемых;

3.сохранение общественных и естественных ландшафтов и культивацию нарушенных земель и т.д.;

Основные требования по охране недр и окружающей сред при проведении операции по недропользованию:

· сохранение земной поверхности за счет применения специальных методов разработки месторождения;

· предотвращение техногенного опустынивания земель;

· предотвращение ветровой эрозий почвы, отвалов скрышных пород и отводов производства, их окисления и самовозгорания;

· предотвращение и истощение, загрязнение надземных вод.

Учет состояния государственного фонда недр:

Для обеспечения рационального использования государственного фонда недр компетентными органами производится:

§ государственный мониторинг недр;

§ государственная экологическая экспертиза недр;

§ государственное специальное хранение геологической информации.

§ ведение государственного баланса запасов полезных ископаемых;

источник

Право собственности рас­крывается в Гражданском кодексе Российской Федерации (ГК РФ) через так называемую триаду правомочий собственника. В соот­ветствии со статьей 209 ГК РФ собственнику имущества принад­лежат права владения (т. е. он может реально обладать своим иму­ществом), пользования (т. е. он может извлекать пользу из принад­лежащего ему имущества) и распоряжения (т. е. он может опреде­лять юридическую судьбу своего имущества: продавать, дарить, сдавать в аренду и пр.). Помимо прав, указанных выше, собст­венник по своему усмотрению вправе совершать в отношении принадлежащего ему имущества любые действия, не противо­речащие закону и иным правовым актам и не нарушающие пра­ва и охраняемые законом интересы других лиц, в том числе от­чуждать свое имущество в собственность другим лицам, пере­давать им, оставаясь собственником, права владения, пользова­ния и распоряжения имуществом, отдавать имущество в залог и обременять его другими способами, распоряжаться им иным образом.

Субъектами права собственности в Российской Федерации могут выступать: граждане, юридические лица, Российская Фе­дерация, субъект Российской Федерации, муниципальное обра­зование.

В соответствии с Конституцией Российской Федерации (ста­тья 9) земля и другие природные ресурсы могут находиться в част­ной, государственной, муниципальной и иных формах собственно­сти. Владение, пользование и распоряжение землей и другими природными ресурсами в той мере, в какой их оборот допускается законом, осуществляются их собственником свободно, если это не наносит ущерба окружающей среде и не нарушает прав и законных интересов других лиц.

В недропользовании выделяются пять объектов права собст­венности:

· движимое и недвижимое имущество, используемое при недропользовании;

· информация, получаемая в процессе изучения и использо­вания ресурсов недр;

· горное предприятие (в целом).

Рассмотрим эти объекты права собственности более подробно.

3.1.НЕДРА КАК ОБЪЕКТ ПРАВА СОБСТВЕННОСТИ

Из всех возможных форм собственности на природные ресур­сы, предусмотренных Конституцией Российской Федерации, в За­коне РФ «О недрах» закреплена лишь одна — государственная собственность на недра. Однако, не в виде монопольной государ­ственной собственности, как это было ранее установлено «Осно­вами законодательства Союза ССР и союзных республик о недрах» — законодательном акте, регулировавшем горные отношения (отношения недропользования) в СССР в период 1975-1992 гг. В этом нормативном правовом акте указывалось (статья 3), что «. недра в СССР являются государственной собственностью — общим достоянием всего советского народа и предоставляются только в пользование. Действия, в прямой или скрытой форме на­рушающие право государственной собственности на недра, запре­щаются». В соответствии со статьей 4, «. все недра в СССР со­ставляют единый Государственный фонд недр, в который входят как используемые, так и не используемые части недр». В Законе РФ «О недрах» указано (статья 1.2), что «. недра в границах территории Российской Федерации, включая подземное пространство и содержащиеся в недрах полезные ископаемые, энергетические и иные ресурсы являются государственной собственностью. Участки недр не могут быть предметом купли, прода­жи, дарения, наследования, вклада, залога или отчуждаться в иной форме. Права пользования недрами могут отчуждаться или пере­ходить от одного лица к другому в той мере, в какой их оборот до­пускается федеральными законами».

Право владения и распоряжения недрами в соответствии со статьей 2 находятся в совместном ведении Рос­сийской Федерации и субъектов Российской Федерации (принцип «двух ключей»). Вместе с тем эта статья не определяет механизм решения вопросов, возникающих при совместном ведении, и ос­тавляет неясной процедуру выделения участков недр федерального значения.

В статье 2.1 Закона РФ «О недрах» содержится норма, в соот­ветствии с которой «. для гарантированного обеспечения государ­ственных потребностей Российской Федерации стратегическими и дефицитными видами ресурсов недр, наличие которых влияет на национальную безопасность Российской Федерации, обеспечивает основы ее суверенитета, а также для выполнения обязательств по международным договорам Российской Федерации, отдельные уча­стки недр, в том числе содержащие месторождения полезных иско­паемых, могут получать статус объектов федерального значения на основании совместных решений федеральных органов государст­венной власти и органов государственной власти субъектов Рос­сийской Федерации». Из этой статьи не следует, как же следует по­ступать, если эти органы не смогут согласовать свои интересы.

Есть несколько возможных решений про­блемы совместного ведения. Прежде всего, должно быть реализова­но положение статьи 2.1 Закона РФ «О недрах», в которой указано, что «. порядок отнесения участков недр к объектам федерального значения. условия пользования ими, а также порядок отнесения их к федеральной собственности устанавливаются федеральными законами». Эти законы до настоящего времени не разработаны, поэтому необходимо приступить к их созданию.

Второй вариант решения этой проблемы состоит в следую­щем: в договор pазграничения предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъекта Российской Федерации, который может быть заключен в соответствии со статьей 11 Конституции РФ, включается в виде обязательного приложения перечень участков недр федерального значения. При пользовании недрами на условиях соглашения о разделе продукции (СРП) принцип «двух ключей» сохраняется. В соответ­ствии со статьей 3 Федерального закона «О соглашениях о разделе продукции» сторонами соглашения являются: Российское государ­ство, от имени которого в соглашении выступает Правительство Российской Федерации, и орган исполнительной власти субъекта Российской Федерации, на территории которого расположен пре­доставляемый в пользование участок недр, или уполномоченные ими органы.

Закрепленная Законом РФ «О недрах» государственная форма собственности на недра, по нашему мнению, не позволяет гражда­нам Российской Федерации в полном объеме реализовать свое кон­ституционное право иметь в частной собственности участок недр (как вид природных ресурсов), нарушает принцип равноправия всех форм собственности и ограничивает возможности использо­вания недр в интересах развития экономики России. Пока лишь собственники, владельцы земельных участков, имеют право непо­средственно для своих нужд добывать общераспространенные по­лезные ископаемые (не числящиеся на Государственном балансе), строить подземные сооружения на глубину до 5 м, а также строить и эксплуатировать бытовые колодцы и скважины на первый водо­носный горизонт, не являющийся источником централизованного водоснабжения.

Поэтому в процессе развития и совершенствования законода­тельства РФ о недрах могут быть рассмотрены возможности нор­мативного закрепления:

· различных форм собственности на месторождения с уже утвержденными запасами и на те, которые будут разведаны и открыты с помощью частного капитала;

· передачи (продажи) государством субъектам предприни­мательской деятельности собственности на участки недр как с целью добычи полезных ископаемых, так и в иных целях (например, для строительства подземных складов, гаражей и др.).

3.2. РЕСУРСЫ НЕДР КАК ОБЪЕКТ ПРАВА СОБСТВЕННОСТИ

В статье 1.2 Закона РФ «О недрах» указано, что добытые из недр полезные ископаемые и иные ресурсы по условиям лицензии могут находиться в федеральной государственной собственности, собственности субъектов Российской Федерации, муниципальной, частной и иных формах собственности, а в статье 12 этого же За­кона определено, что в содержание лицензии должны входить дан­ные о согласованном уровне добычи минерального сырья и праве собственности на минеральное сырье.

В Федеральном законе «О соглашениях о разделе продукции» определено (статья 8), что произведенная продукция подлежит раз­делу между государством и инвестором в соответствии с соглаше­нием. Статья 9 развивает эту правовую норму, определяя, что ком­пенсационная продукция, а также часть прибыльной продукции, являющаяся в соответствии с условиями соглашения долей инве­стора, принадлежит ему на праве собственности.

Формулировки статей Закона РФ «О недрах» имеют суще­ственный недостаток, обусловленный тем, что право собствен­ности на природные ресурсы сводится, в основном, к праву соб­ственности на добытые из недр полезные ископаемые. При этом, во-первых, не совсем понятно, когда полезные ископае­мые могут считаться добытыми из недр, и, во-вторых, остается за рамками закона механизм возникновения права собственно­сти на иные виды ресурсов недр, например, на подземные со­оружения, используемые в целях, не связанных с добычей по­лезных ископаемых, или на внутреннее глубинное тепло недр Земли. Необходимо отметить, что этот механизм не один и тот же для различных видов ресурсов недр.

Для анализа механизма возникновения прав собственности на различные виды ресурсов недр их целесообразно разделить на две группы:

1. Ресурсы недр, использование которых в практических целях требует их извлечения из недр.

2. Ресурсы недр, использование которых в практических целях не требует их извлечения из недр.

В первую группу входят месторождения полезных иско­паемых, отходы производства, внутреннее глубинное тепло недр Земли, глубинные источники пресных, минеральных и термаль­ных вод.

Во вторую — подземное пространство, т. е. полости в массиве горных пород природного и техногенного происхождения.

Входящий в первую группу такой ресурс недр, как полезные ископаемые, размещается в недрах в твердом, жидком и газооб­разном состоянии. В условиях естественного залегания этот ресурс принадлежит государству — собственнику недр. Как только недропользователь, владея лицензией на право добычи по­лезных ископаемых и применяя те или иные способы добычи и системы разработки, переводит полезные ископаемые в подвижное состояние и доставляет их в определенное им место, он становится собственником добытых полезных ископаемых.

Для твердых полезных ископаемых переход права собственно­сти от государства к недропользователю происходит в момент от­деления полезного ископаемого от массива горных пород. Этот пе­реход права не должен быть связан с тем, поднято ли это полезное ископаемое на поверхность. При разработке месторождений от­крытым способом, оно и так остается на поверхности, а при под­земном способе разработки полезное ископаемое не всегда подни­мается на поверхность, поскольку, в некоторых случаях, может доставляться на обогатительную фабрику для переработки непо­средственно по подземным коммуникациям.

Для жидких или газообразных полезных ископаемых или твердых полезных ископаемых, добываемых методами физико-химической геотехнологии (через скважины), переход права соб­ственности на них от государства к недропользователю соответст­вует моменту доставки полезного ископаемого к устью скважины в соответствии с проектами разработки месторождения и обустрой­ства рудника или промысла.

Для остальных видов ресурсов недр, входящих в первую груп­пу, переход права собственности на них от государства к недро­пользователю происходит в момент начала работ по эксплуатации данного вида ресурса недр.

Ресурсы недр, отнесенные ко второй группе, формально явля­ются недвижимостью (недвижимым имуществом). В соответствии со статьей 130 Гражданского кодекса РФ к недвижимым вещам (недвижимому имуществу) относятся земельные участки, участки недр, обособленные водные объекты и все, что прочно связано с землей, т. е. объекты, перемещение которых без несоразмер­ного ущерба их назначению невозможно. По мнению некото­рых специалистов придание участкам недр правового режима недвижимого имущества — это явное расхождение предписа­ний Гражданского кодекса РФ с реальной действительностью. С такой точкой зрения вряд ли можно согласиться, так как в соот­ветствии с Законом РФ «О недрах» одним из видов пользования недрами является строительство и эксплуатация подземных со­оружений, не связанных с добычей полезных ископаемых (склады, гаражи, лечебницы и пр.). Совершенно очевидно, что эти сооружения не способны к перемещению, а их полезные свойства определяются именно размещением этих сооружений в недрах.

Анализ механизма перехода собственности на этот ресурс недр от государства к недропользователю позволяет выделить сле­дующие ситуации:

Читайте также:  Что полезнее мюсли или каша овсяная

1. Недропользователь получил лицензию на использование природного подземного пространства (полости) для строительст­ва какого-либо инженерного сооружения (например, склада или гаража). В процессе строительства недропользователь произвел не­обходимые улучшения в этой полости, например, возвел крепле­ние, а также установил необходимые приборы и оборудование. Действия недропользователя в этом случае регулируются статьей 623 Гражданского кодекса РФ, из которой следует, что произве­денные арендатором (в данном случае, недропользователем) отде­лимые улучшения арендованного имущества (приборы и обору­дование) являются его собственностью, если иное не предусмотре­но договором аренды. В случае, когда арендатор (недрополь­зователь) произвел за счет собственных средств и с согласия арен­додателя (организации, выдавшей лицензию) улучшения арендо­ванного имущества, не отделимые без вреда для имущества (на­пример, бетонное крепление стенок полости), арендатор имеет пра­во после прекращения договора (лицензии на право пользования) на возмещение стоимости этих улучшений, если иное не преду­смотрено условиями лицензии.

Таким образом, если недропользователь использует для стро­ительства и эксплуатации подземного сооружения в целях, не свя­занных с добычей полезных ископаемых, природноеподземное пространство, оно не переходит в его собственность.

2. Недропользователь получил лицензию на использование техногенного пространства (т. е. образованного в результате про­изводственной деятельности человека, но не самим недропользова-телем), например, подземных горных выработок для захоронения отходов и в соответствии с условиями лицензии произвел как отде­лимые, так и не отделимые без вреда для имущества улучшения. В этом случае (так же, как и в предыдущем) отделимые улучшения являются его собственностью, если иное не предусмотрено усло­виями лицензии. Затраты недропользователя на улучшения, не от­делимые без вреда для имущества, подлежат возмещению, если иное не оговорено в условиях лицензии.

Таким образом, если недропользователь использует для строительства и эксплуатации подземного сооружения в целях, не связанных с добычей полезных ископаемых, техногенноеподзем­ное пространство, созданное не им, оно не переходит в его собст­венность.

3. Недропользователь получил лицензию на строительство и эксплуатацию подземного объекта, причем в лицензии оговорено, что недропользователь должен самостоятельно образовать техно­генное пространство в недрах и провести в нем необходимые улучшения и обустройство. Эта правовая коллизия не рассмотрена в законодательстве о недрах, но по аналогии с ранее рассмотрен­ными ситуациями можно предположить, что в случае перехода права пользования данным участком недр к другому субъекту предпринимательской деятельности первый недропользователь имеет право на возмещение затрат на создание техногенного про­странства, его улучшения и обустройство (если иное не оговорено в условиях лицензии).

Таким образом, если недропользователь использует для строительства и эксплуатации подземного сооружения в целях, не связанных с добычей полезных ископаемых, созданное им под­земное пространство, оно не переходит в его собственность. Та­кой подход, вытекающий из статьи 1.2 Закона РФ «О недрах» и признающий недра и содержащиеся в них ресурсы, государствен­ной собственностью, представляется в данной ситуации не вполне логичным. Ведь этот ресурс (подземное пространство) образован самим недропользователем, поэтому он может рассчитывать в бу­дущем (при внесении соответствующих изменений в законодатель­ство) на получение на него права собственности.

3.3.ДВИЖИМОЕ И НЕДВИЖИМОЕ ИМУЩЕСТВО, ИСПОЛЬЗУЕМОЕ ПРИ НЕДРОПОЛЬЗОВАНИИ, КАК ОБЪЕКТА ПРАВА

Выше рассматривался правовой статус движимого и недви­жимого имущества, используемого при строительстве и эксплуата­ции подземных сооружений в целях, не связанных с добычей по­лезных ископаемых.

Правовой статус движимого имущества, используемого при добыче полезных ископаемых, достаточно полно регулируется нормами гражданского законодательства. Вместе с тем ряд экспер­тов обращает внимание на неурегулированность правового статуса недвижимого имущества, необходимого для проведения всего цик­ла разведочных, подготовительных и добычных работ, а также обеспечения их безопасности. Такое имущество (по аналогии с по­нятийным аппаратом, принятым в зарубежном законодательстве о недрах) рекомендуется именовать горным имуществом.

Эта проблема, особенно актуальная для нефтяной и газовой промышленности, учитывая значительные масштабы добычи этих видов полезных ископаемых, существует также и для других гор­ных предприятий, использующих для добычи полезных ископае­мых специальные скважины (методы физико-химической геотех­нологии).

В соответствии с Федеральным законом «О соглашениях о разделе продукции» (статья 11) имущество, вновь созданное или приобретенное инвестором и используемое им для выполнения ра­бот по соглашению, является собственностью инвестора,если иное не предусмотрено соглашением. Право собственности на ука­занное имущество может перейти от инвестора к государству со дня, когда стоимость указанного имущества полностью возмещена, или на других основаниях, предусмотренных соглашением. По­скольку в этой статье вид имущества, находящегося в собственно­сти инвестора, не определен, можно предположить, чтоэто право рас­пространяется как на движимое, так и на недвижимое имущество.

Одним из основных видов недвижимого горного имущества в нефтяной и газовой промышленности являются скважины (раз­ведочные и эксплуатационные), права на которые подлежат реги­страции в соответствии с Федеральным законом от 21 июля 1997 г. № 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним». Эксперты отмечают, что эта регистра­ция, как правило, значительно затягивается из-за того, что нор­мативные правовые и инструктивные документы, регули­рующие этот процесс, разрабатывались без учета специфики горного имущества. Это, в свою очередь, отрицательно отра­жается на своевременности начисления амортизационных от­числений и экономике предприятия.

Для эффективного решения всех проблем, связанных с права­ми собственности на недвижимое имущество, используемое при добыче полезных ископаемых (горное имущество), необходимы разработка новых или совершенствование существующих норма­тивных правовых актов.

3.4.ИНФОРМАЦИЯ, ПОЛУЧАЕМАЯ В ПРОЦЕССЕ ИЗУЧЕНИЯ И ИСПОЛЬЗОВАНИЯ НЕДР , КАК ОБЪЕКТА ПРАВА СОБСТВЕННОСТИ

В Федеральном законе «Об информации, информатизации и защите информации» от 20 февраля 1995 г. № 24-ФЗ используются следующие основные термины:

• информация — сведения о лицах, предметах, фактах, со­бытиях, явлениях и процессах независимо от формы их пред­ставления;

• информационные процессы — процессы сбора, обработки, накопления, хранения, поиска и распространения информации;

• информационная система — организационно упорядо­ченная совокупность документов и информационных техноло­гий, реализующих информационные процессы;

• информационные ресурсы — отдельные документы и от­дельные массивы документов, документы и массивы докумен­тов в информационных системах (библиотеках, архивах, фон­дах и других информационных системах). Необходимо указать, что в российском законодательстве о не­драх существуют различные правовые режимы, регулирующие собственность на информацию.

В Федеральном законе «О соглашениях о разделе продукции» (статья 11) установлено, что вся первичная геологическая, геофи­зическая, геохимическая и иная информация, данные по ее интер­претации и производные данные, а также образцы горных пород, полученные инвестором в результате выполнения работ по соглаше­нию, принадлежат на праве собственности государству. Инвестор имеет право лишь свободно и безвозмездно пользоваться указанной информацией при соблюдении условий конфиденциальности.

В Законе РФ «О недрах» (статья 22) указано, что пользователь недр обязан обеспечить ведение геологической, маркшейдерской и иной документации в процессе всех видов пользования недрами и их сохранность. Эта документация является информационным ре­сурсом и подпадает под действие правовых норм Федерального за­кона «Об информации, информатизации и защите информации, подписанного Президентом РФ 20 февраля 1995 г. № 24-ФЗ.

В статье 6 этого Закона определено, что информационные ре­сурсы могут быть государственными и негосударственными и как элемент состава имущества находятся в собственности граждан, органов государственной власти, органов местного самоуправле­ния, организаций и общественных объединений. Отношения по поводу права собственности на информационные ресурсы регули­руются гражданским законодательством Российской Федерации. В этой статье также установлено, что информационные ресурсы мо­гут быть товаром, за исключением случаев, предусмотренных за­конодательством Российской Федерации, а собственник этих ре­сурсов пользуется всеми правами, предусмотренными законода­тельством Российской Федерации.

В законодательстве о недрах из всех видов информации, по­лучаемых в процессе изучения и использования ресурсов недр, право собственности закреплено только на геологическую ин­формацию, включая в эту категорию также геофизическую и геохимическую информацию (более подробно правовое регули­рование пользования геологической информацией рассмотрено далее).

В статье 27 Закона РФ «О недрах» указано, что информация о геологическом строении недр, содержащихся в них полезных ископаемых, условиях их разработки и других характеристиках недр может находиться в государственной собственности и в собст­венности пользователя недр в зависимости от того, за счет каких средств она получена.

Информация о недрах, полученная пользователем недр за счет государственных средств, является государственной собст­венностью и представляется им в Федеральный и соответствую­щий территориальный фонды геологической информации по уста­новленной форме. Эти фонды осуществляют хранение геологиче­ской информации, ее систематизацию и предоставление в пользо­вание в порядке, определяемом Федеральным органом управления Государственным фондом недр.

Информация о недрах, полученная пользователем недр за счет собственных средств, является его собственностью и пред­ставляется им по установленной форме в Федеральный и соответ­ствующий территориальный фонды геологической информации с определением условий ее использования, в том числе и в коммерческих целях.

Должностные лица указанных фондов обязаны обеспечить конфиденциальность представленной им информации и несут материальную, административную и уголовную ответственность за ее несанкционированное разглашение. Так, в соответствии с Граж­данским кодексом РФ (статья 139), информация составляет слу­жебную или коммерческую тайну в случае, когда информация име­ет действительную или потенциальную коммерческую ценность в силу неизвестности ее третьим лицам, к ней нет свободного досту­па на законном основании и обладатель информации принимает меры к охране ее конфиденциальности. Сведения, которые не могут составлять служебную или коммерческую тайну, определяются законом и иными правовыми актами. Информация, составляющая служебную или коммерческую тайну, защищается способами, пре­дусмотренными Гражданским кодексом РФ и другими законами. Лица, незаконными методами получившие информацию, которая составляет служебную или коммерческую тайну, обязаны возмес­тить причиненные убытки. Такая же обязанность возлагается на работников, разгласивших служебную или коммерческую тайну, вопреки трудовому договору, и на контрагентов, сделавших это вопреки гражданско-правовому договору.

Исполнитель имеет право использовать геологическую и иную информацию, полученную в результате проведения работ, для на­учной и преподавательской деятельности (если иное не предусмот­рено договором).

К сожалению, в законодательстве о недрах не нашлось места для правового регулирования собственности на такой важный вид информации, как маркшейдерская информация.

Маркшейдерская информация представляет собой сведения о деятельности недропользователя по освоению ресурсов недр и про­цессах, возникающих в недрах и на земной поверхности в резуль­тате этой деятельности, полученные в результате проведения марк­шейдерских работ и зафиксированные на материальных носителях в соответствии с действующими нормативными правовыми акта­ми, инструкциями и методиками.

В связи с важностью маркшейдерских работ для правильной эксплуатации месторождений полезных ископаемых, строительст­ва и эксплуатации подземных сооружений, не связанных с добы­чей полезных ископаемых, консервации и ликвидации горного предприятия в законодательство РФ о недрах необходимо ввести статьи о праве собственности на маркшейдерскую информацию. За пользование маркшейдерской информацией о недрах, полученной за счет государственных или частных средств, может взиматься плата так же, как и за геологическую информацию. Поэтому при определении рыночной цены акций действующих горнодобываю­щих предприятий, выставляемых на продажу, необходимо учиты­вать и стоимость геологической и маркшейдерской информации об этих предприятиях..

3.5.ГОРНОЕ ПРЕДПРИЯТИЕ КАК ОБЪЕКТ ПРАВА СОБСТВЕННОСТИ В НЕДРОПОЛЬЗОВАНИИ

В соответствии со статьей 132 ГК РФ предприятием как объектом прав признается имущественный комплекс, используемый для осуществления предпринимательской деятельности. В состав предприятия как имущественного комплекса входят все виды имущества, предназначенные для его деятельности, включая зе­мельные участки, здания, сооружения, оборудование, инвентарь, сырье, продукцию, долги, а также права на обозначение, индиви­дуализирующие предприятие, его продукцию, работы и услуги, и другие исключительные права, если иное не предусмотрено зако­ном или договором. В российском законодательстве о недрах гор­ное предприятие как объект права собственности не рассматрива­ется. Отмечается лишь (статья 9 Закона РФ «О недрах»), что поль­зователями недр могут быть субъекты предпринимательской дея­тельности, в том числе участники простого товарищества, ино­странные граждане, юридические лица, если федеральными зако­нами не установлены ограничения предоставления права пользо­вания недрами. Пользователь недр в соответствии со статьей 22 Закона РФ «О недрах» имеет право самостоятельно выбирать фор­мы предпринимательской деятельности и использовать результаты своей деятельности в соответствии с лицензией и действующим за­конодательством.

В Гражданском кодексе, как известно, юридическим лицом признается (статья 48) организация, которая имеет в собственно­сти, хозяйственном ведении или оперативном управлении обособ­ленное имущество и отвечает по своим обязательствам этим иму­ществом, может от своего имени приобретать и осуществлять имущественные и личные неимущественные права, нести обязан­ности, быть истцом и ответчиком в суде.

К числу юридических лиц относятся хозяйственные товарищества и общества, производственные и потребительские кооперативы, государственные и муниципальные унитарные предприятия, в том числе дочерние предприятия, а также финансируемые собственником учреждения.

Наиболее распространенным видом юридического лица в гор­нодобывающей промышленности РФ являются открытые акцио­нерные общества. Имущественной основой деятельности акцио­нерного общества является уставный капитал, который составляет­ся из номинальной стоимости акций общества, приобретенных ак­ционерами. Уставный капитал акционерного общества определяет минимальный размер имущества общества, гарантирующего инте­ресы его кредиторов. Акционерное общество вправе по решению общего собрания увеличить или уменьшить уставный капитал. В первом случае это достигается путем увеличения номинальной сто­имости акций или выпуска дополнительных акций, во втором — путем уменьшения номинальной стоимости акций или покупки части акций в целях сокращения их общего количества.

В зарубежном горном законодательстве ряда стран особо рас­смотрено право собственности на горное предприятие (7). В ФРГ пра­во собственности на горное предприятие определено нормами § 9 Горного закона ФРГ от 13 августа 1980 г., в соответствии с кото­рыми «собственность на горное предприятие предоставляет ис­ключительное право осуществлять в соответствии с данным Зако­ном следующие работы и права:

· на определенном участке (в соответствии с лицензией) раз­ведывать и добывать указанные в лицензии полезные ископае­мые, добывать сопутствующие полезные ископаемые, а также приобретать право собственности на полезные ископаемые;

· добывать полезные ископаемые, вскрываемые и высвобож­даемые при проходке вспомогательных горных выработок, и приобретать на них право собственности;

· вводить и эксплуатировать необходимые сооружения;

· требовать передачу прав на земельный участок.

По этому Горному закону право собственности на горное пре­дприятие возникает (§ 17) с момента официального вручения зая­вителю документа, предоставляющего это право.

В Горном кодексе Франции (1995 г.) статьей 105 определено, что карьеры являются собственностью того земельного участка, на котором они расположены.

Особенностью правового режима горного предприятия в США является возможность распоряжаться как всем имуществом горного предприятия, так и его отдельными частями. Собственник горного предприятия вправе в соответствии с законами отчуждать горное предприятие как хозяйственный комплекс. Он может про­дать и заложить земельный участок на месторождении или отдель­но сами полезные ископаемые. Более того, он может продать право собственности на полезные ископаемые по видам и пластам от­дельно, оговаривая это в документах, которые удостоверяют право собственности нового владельца. Иными словами, он может делить собственность по вертикали и горизонтали, предоставляя право собственности на землю одному владельцу, а на недра — другому, в результате чего собственником земельного участка окажется один, а собственником недр — несколько других собственников.

Передача прав собственности может происходить в различных формах, включая изъятия и оговорки, касающиеся передачи только имущества или целиком работающего горного предприятия либо с исключением или запретом использовать полезные ископаемые.

Сравнение российского и зарубежного горного законодатель­ства указывает на целесообразность внесения в Кодекс России о недрах правовых норм, регулирующих собственность на горные предприятия.

Проблема права собственности в недропользовании является исключительно важной для экономики страны, требует дальнейше­го детального изучения и реализации сделанных рекомендаций в нормативных правовых актах.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

источник

Источники:
  • http://megaobuchalka.ru/8/4571.html
  • http://studopedia.ru/7_26934_pravo-sobstvennosti-v-nedropolzovanii.html